Две Маслины

«Истинные митхазэ»


Октябрь 30th, 2016

Запах пота, камня, пыли, прокисшего винограда, кипариса и лавра.

Двое смотрят поверх голов на источенный улочками, лестницами и двориками каменный термитник, святой и радостный, слоящийся истинами и предрассудками, искушенный и давно уставший удивляться.

Они начинают. Вперебивку. На ломаном английском и почти неузнаваемом иврите. Надсадно срываясь в фальцет. Удушливо осекаясь. Мгновенно вспотев.

— Не вы взываете к Стене. Она взывает к вам. Напрасны рыдания ваши. Это актерство. Ваш плач говорит вам: радуйтесь! Поздно плакать. Каждому отмеряно по делам его. Жатва закончилась. Снопы убраны. Зерно обмолочено. Солому ждет огонь. Праздник наступил. Шаббат шалом! День Господень, великий и страшный! Невеста готова для встречи с Женихом.

Их слышат. Но не слушают.

— Мы не свидетели Ягве. Мы свидетели Спасителя и Помазанника. Он доказал верность своей смертью и истинно свидетельство Его. Он идет сюда. Он скоро будет здесь. И храм Его – вы. И сегодня что-то произойдет. Бог живой и там, где жизнь, всегда происходит что-то новое. Отменил Господь приговор. Откройте сердце Ему.

— Вы пришли к Стене, а не к Богу. Но Бог – здесь. Он – воздух, Его нельзя поймать рукой. Его можно вдохнуть. Вы боитесь сделать вдох и стать живыми. И Бог говорит: Я не слышу вас. Не обманывайте себя, качая головой. Если разорвете ваши сердца – не поверю вам. Притворство ваше выше вас. Мертвое оно. Живому Богу нужен живой человек.

Стоящие в нескольких метрах, ошарашенно смотрят на них туристы – пожилая супружеская пара из Голландии. И ёрнически – двое репатриантов, затесавшихся почти вплотную к Котелю в толпу правоверных – слепых и глухих. Младший брат – Миша, высокий и полный, выглядит отцом старшему – Жорику, сухому и морщинистому.

— Ваши женщины танцуют и позируют фотографу возле Стены. Ночью, когда никто не видит. Невеста садится и на ее платье садится жених. И они целуются. На женской половине. Ночью. А днем вы качаете головами и плачете. Ваши дети курят наркотики на улицах, потому что это разрешено человеческими законами. Потому что на место Моисея сели вы. Но Бог ненавидит это.

— Опа, понеслась!.. Жорик, снимай, не тормози. Что значит «разрядился» – ты меня без ножа режешь, шлемазл… такой кадр!

— Ты удивлен, Миш? Послушай, пора бы привыкнуть. Но что-то в них есть… сейчас, где-то были запасные.

— Точно знаю, чего в них нет – по пятерке гали на рыло. И все путем.

— Жестоко. Обычно обходятся банальными антидепрессантами серотониновой группы.

— Это дорого, Жорик. Ты вообще в курсе, о чем они?

— И чтоб ты понимал, Миш, это не шутка… да, что-то явно неполиткорректное. По одному пациенту в неделю. Иерусалимский синдром – не шутка. Кфар-Шауль по ним таки плачет.

— Если и плачет, то не по ним. Гормональная дисгаромония – это не диагноз. Это от года до трех за грубое оскорбление веры.

— Где же полиция?

— А вот она.

Жорик нашаривает батарейки и, пряча оживший кэнон за широкой братской спиной, делает четыре «слепых» снимка под щелчки наручников. Черно-белая группа осторожно погружается в вяло раздавшуюся толпу. И тонет горстью камушков в густом ее растворе.

— Это называется «аптека, презики, фонарь», Миш. Пошли, у Шмуля нас ждет светлое и вечное.

— Экзамен на роль апостолов Петра и Павла провален. Что и было объективно зафиксировано. Пошли, уже не интересно.

Возгласы. Бормотание. И шепот из-под талеса:

— Истинные митхазэ.

date
 

За жратвой


Октябрь 5th, 2016

Крупинка соли призрачно звякнула о стеклянный стол. Тузик бы услышал, но его импланты крошили пережаренную ржаную плоть до звона в ушах.

— Зубы крепкие? – подначил Глагол.

— Жубы швежие!..

Колючая горечь щекотала ноздри, пенная морось холодила губу и струйки голодной слюны ласкали нёбо. «Девятка» била в «десятку».

«Последняя. Больше нет. Пива, хлеба и мяса. Даже хлеба. Блин». Облом мягчило привычное «всё будет хорошо». Но ведь что-то надо было делать. И волна, отдающая запахом сусла, вынесла на бережок, закиданный окурками: «план… премьерный… Кава-байкер обкатал – сгулять за кольцевую за жратвой».

За стеной вскрикнул водопроводный кран.

«Точно».

Неприлично потливый и неприхотливо похотливый, он рассматривал любое движение в сексуальном контексте. Как-то, выходя из туалета, он сострил: «Тузика рвало грелкой» и стал Тузиком. Знакомясь с девушкой, был так уверен в себе, что любил при этом ковыряться в носу, обдавая ее своим вниманием. Любимое: «Если ты не такая уж красивая, то будь хотя бы старательной».

«Риск, но не подыхать же. Бомбануть куркулей  – огурчики-помидорчики, тушенка-сало, хлеб и са-мо-гон… ммм… А повезет, и что покруче».

И Тузик начал излагать.

— Ехать только машиной. Инструмент – по минимуму. Глубоко лезть не будем. Фонарик красный – чтоб не отсвечивал. Шокер, газбаллончик? Не помешает. – Напряглись указательные пальцы в предвкушении.

Продираясь сквозь отупляюще роящиеся мечтания, Карлсон слушал, поправляя очки мышцами лица. Взрывоопасная смесь гормонов и алкалоидов, вечная халэпа. Демонстративно действовал, демонстративно говорил, даже молчал, даже думал демонстративно.

Глагол – всегда слегка не здесь и не сейчас – щупал струны терпимо нестроящей гитары:

— Добрый доктор Айболит, он на дереве висит, не успели долечиться ни корова, ни волчица. Я слушаю, слушаю…

Мыслям в его голову приходить было бессмысленно. Дискомфортно эмоциональный, он не чувствовал своего возраста и это остро ощущали другие. Был склонен к снобизму, цинизму и онанизму. Пока пёрло – и лады. Пока знакомая стремительная задумчивость: «что я хотел сказать?.. а, я этого не хотел говорить» не сменилась: «да пошли вы все». Пока.

Девушка Ваня была красива спокойной, домашней красотой Сарры, жены Авраама. На фоне бедер и ягодиц, до звона затянутых в джинсы, патриархальное очарование обретало иное измерение. Она смотрела в окно и, казалось, не слушала вовсе. И иногда каменело лицо ее от сдерживаемой зевоты.

— Будет всё: и небо в алмазах, и грудь в крестах, и рыбка из пруда.

— Мы порвем их, как бешеных собак!

День только начался – и уже закончился. Пора. Электросварка фар остервенелых участников дорожного движения. «Аварийка» дает право на всё. «Только радость впереди, только ветер позади».

date
 

Западная Стена


Апрель 17th, 2016

Иерусалим. Утро. Пост Судного дня. Время для шахарит.

Из узкой двери, выходящей на Шоней Галахот – между Бикурим и Омер, появляются двое молодых людей. Один – яркий еврей. Нос, брови, глаза, губы и кудри – плоть от плоти Авраама. Другой сошел бы за еврея, если рядом поставить скандинава, но среди семитов сам напоминает скандинава. У обоих – недельная щетина. На обоих – несвежие, помятые белые китéли. На плечах у каждого – талес с пыльными кистями.

Хозяйка, у которой они снимали посуточно девятиметровую каморку на двоих, сочувственно скользнула взглядом по их спинам и аккуратно закрыла дверь, блеснув очками, подаренными мужем, мир праху его, на сороковую годовщину благословенных супружеских уз. «Да, явно не геи. Паломники на Йом Кипур. Сейчас все помешались на духовности. И к Западной Стене пошли, точно. Пора и тебе, тетя Ханя, в синагогу».

Они идут сводчатым коридором Шоней Галахот, уводящим то вверх, то вниз, в мерцании голосов и шорохов, просачивающихся из полукруглых зарешеченных окон и разномастных дверей, и шлепки их босых ног о лощеные ступени дробятся о стены домов.

Спугнув сонные трели сверчка и заблудшую ночную бабочку, бархатно порхнувшую у щеки, они выныривают из сияющего проема на теплеющие камни балюстрады Хамидан. Распахнулось небо, а внизу, в конце площади тенистым обрывом уперлась в нее Стена. Раннее солнце еще не слепит, проливаясь маслом на тучное золото Купола Скалы.

Мгновение помедлив, они сворачивают налево – на Мисгав Ладах, в сумеречную прохладу теснин с круглыми и стрельчатыми арками и полуарками, в открытые небу светлые расщелины, в слоистые запахи, расцвечивающие свежесть, минуя мирты в кадках и свисающие косы вьющихся роз. Направо – на Шаар Шалшелет, снова направо – на Котель, и по лесенке – на площадь перед Стеной.

Искры птичьего щебета пронзают нестройный истовый гомон. Растаяв среди белых накидок, двое протискиваются к Стене и прижимаются спиной к остывшим камням, к колючим побегам цалафа. И молчат.

date
 

Почти весна


Март 30th, 2016

Вокзал. Перрон. Под веником уборщика звон бутылочных осколков сливается со свистком подползающей электрички. Веселый затор у дверей. Предстартовый перекур – влажный «бычок» обжигает пальцы и губы, нога – на нижней ступеньке. Поехали.

Удирая от контролеров, быстро проходят по вагону трое старшеклассников с гитарой в чехле из плащевки. «Проблемы».

Знакомый разносчик:

— Пиво, вода, ребят.

Кто-то курит в тамбуре и посматривает в оба вагона – не идет ли патруль.

Солнце над гребнями облаков – белых, серых, розовых. Закат ветвями раздроблен – черными по желтому. Глаза закроешь – калейдоскоп оранжево-синий. Откроешь – небо: голубое, ясное, чистое, зовущее. И глинистые склоны оврагов, пригретые и подсушенные за день. И бабушка с лицом шиншиллы:

— Домовички на магнитах!

И следом за ней:

— Здравствуйте, детские книги для детей, раскраски для детей, азбука для детей, самые первые картонные энциклопедии для детей, азбука малышам.

«О, синоним, наконец-то».

Знакомые акации замедлили бег под нисходящее глиссандо движков.

Сопя, разъехались шторки двери.

Хрустнул гравий под каблуком.

Приезжая в деревню, он чувствовал себя дома, начиная с платформы. Здесь ночные бабочки летают днем, а шершни живут в ласточкином гнезде. На днях он обрезáл абрикосу и писк секатора звучал в унисон с голосами птиц – они летали поблизости и пересвистывались с его комитасовскими флажолетами.

Привычный путь вел через сосновый лес – зимой темный, а летом светлый. Палки и листья насквозь прожгли рыхлый мартовский снег.

Солнце уже скрылось за горизонтом и большое белое облако отражало его лучи, заливая оранжевым двор, огород, поляну, лес. На ветру постукивало ведро о трубу колодца – казалось, кто-то вдалеке бьет палкой по лопате.

Однажды, обкашивая участок, он случайно рассек косой жабу. Ее кишки вывалились на землю, она была еще жива. Он смотрел, как она безмолвно умирала, глядя ему в глаза. «Почему я сделал это, не мог не сделать? И вспомнил сейчас? А сон – забыл: вопросы с остроумно вплетенными в них ответами. Не вспомнить, и не ответить».

date
 

Новости – хорошие и разные


Март 27th, 2016

Человеческая история выходит на свою финишную прямую. Блог «Две Маслины» – тоже. Впрочем, назвать прямым путь, который предстоит пройти всем нам, трудно. А сколько он продлится, сказать вообще невозможно. Ясно одно: речь идет об отнюдь не идиллических годах, от силы – десятилетиях. Но уж никак не о веках. «Идиллия – увы и ах».

Всё будет иначе

С 2016 года в блоге «Две Маслины» будут публиковаться по мере написания новые части проекта с рабочим названием «Двое», ради которого создавался сайт и в честь которого он назван. История вопроса – здесь.

Проект был задуман 15 лет назад. Все эти годы работа продолжалась. Темпы ее были разные, чаще — черепашьи. Поиск материалов. Размышления. Наблюдения за христианской средой, в которой я находился. Тысячи заметок. В 2010 году появился мой сайт. Фактически, его содержание – это несколько личностных слоев ненаписанного пока произведения.

Замысел более чем дерзкий – описать кульминацию финальной агонии человечества. Честно, если бы я не прочитал ЖСТЛ, так и не решился бы. Иное дело, что я просто могу не успеть дописать мой «прогноз» до тех событий, которым он посвящен. Однако…

Выражаясь словами Ф. Кафки, единственное оправдание прекращения работы над рукописью – смерть автора. Добавлю – или конец человеческой истории. Почти не сомневаюсь, что события меня опередят. Возможно, финал придется не писать, а проживать – творчески. Но пока будет возможность, работа над проектом продолжится.

«Двое» – это реализация в полной мере того, что было лишь намечено в цикле «Пять рассказов»: «Халев» — о вере, «Дерево» — о терпении, «Ночь Авраама» — о жертве, «Елисей» — о призвании, «Три воина» — о верности. Этот цикл – книга ответов, отчетов о пройденном пути, о пережитом. Рассказы написаны в форме, содержащей разные слои: исторический антураж, мысли персонажей, их обращения к Богу, обращение Бога к ним, диалоги и мои переводы фрагментов Библии, подходящих по контексту.

В произведении «Двое» персонажей, а значит и слоев значительно больше. Они соединяются точками перехода, а читатель волен выбирать, по какому пути идти. И книга, которую прочитает один, не будет похожа на ту, которую прочитает другой.

Центральный и самый сложный раздел – «Семь дней»: о сражении Маслин со зверем и лжепророком. Почти уверен, что это будет именно богословский диспут. Почему? Ключ замысла – Откр 11,7. В Синодальном переводе: «зверь, выходящий из бездны, сразится с ними, и победит их, и убьет их». Но каким образом? Оригинал отвечает на этот вопрос: «сам зверь, вознесшийся из ада, вызывает между ними вражду и побеждает их, и уничтожает их». Вызывает вражду, чтобы победить самому он и в Откр 13, 7: «И дано ему было вести войну со святыми и победить их» (в Синодальном переводе). В оригинале: «и дано ему было творить вражду между святыми и побеждать самому».

«Двое» – книга поиска ответов на мучительные вопросы с надеждой, но без гарантии того, что ответы будут найдены. Она о том, что пережить еще предстоит. Это – вопросительный взгляд в будущее, заставляющий задуматься о прошлом и настоящем, и побуждающий к изучению процессов развития цивилизации в контексте его апокалиптической фазы.

Не пытаюсь предсказывать. Не пытаюсь угадать. Осознаю, что все будет не так, как каждый из нас и все мы вместе можем себе представить. «Двое» – это размышления о прошлом и наблюдение за настоящим, которое становится будущим – каждое мгновение. До того момента, когда наступит вечность.

Возвращение домой

С начала января 2016 года Единая Святая Соборная и Апостольская Церковь стала моим домом – и последним прибежищем в это последнее время. Протестантизму были отданы 20 лет жизни и он слишком хорошо известен мне изнутри. В последние годы мои сомнения в соответствии истинному духу христианства того, что происходит в протестантских религиозных общинах достигли критического уровня. И количество нерешенных вопросов, накопившихся к протестантизму вообще и к движению «Новое Поколение» в частности, перешло в качество.

Все мы знаем слова, сказанные Господом и записанные в Мф 7,22,23: «Многие скажут Мне в тот день: Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили? И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие». В конце 1995 года я задал одному протестанту и моему давнему знакомому вопрос: как понимать эти слова? Ответа не получил – ни тогда, ни в течение последующих 20 лет. Теперь понимаю, почему.

Работая над проектом «Двое», на сайте «О Спасении» я скачал сборник «Православные старцы: пророчества и о спасении в последние дни» для изучения его без выхода в интернет и уехал на месяц в деревню. После проработки этого файла, по сути – Книги пророка Иезекииля на современный лад, взялся за книгу «Православие и религия будущего» иеромонаха Серафима (Роуза) – доброжелательную, спокойную и объективную. Следующей была «Лествица» Иоанна Лествичника. Как я ликовал, читая этот для многих (знаю) неподъемный труд! Как раскрывались глаза… Как будто это была беседа с близким другом, который все обо мне знает, и понимает, как мне помочь. Понятно, что в «Лествице» отражена экстремальная степень посвященности, эта книга – для монахов, но это-то и хорошо: как еще ярче подчеркнуть контраст между лимонадом и столетним вином? Приведу лишь несколько цитат.

Звероубийственная кротость и смирение.

Верящий снам — бегущий за тенью своей и старающийся схватить ее.

Поругание от всякого человека очищает тебя от всякой похоти.

Помышление о смерти нужнее хлеба. Благоискусный ежедневно ожидает ее, а святой желает ее всякий час.

Тщеславие делает гневливых кроткими перед людьми.

Язык может в малое время расточить плоды многих трудов, а любопытство оскверняет безмолвие, как ничто.

Любовь к Богу открывается на молитве, как любовь к царю — в бою.

Бесстрастие — сердечное небо ума, все коварство бесов почитающее детской игрушкой.

Вера — луч, надежда — свет, любовь — солнце.

Появление страха — признак оскудения любви.

Святая слепота — не видеть своих добродетелей.

Многословие — трон тщеславия, признак неразумия, дверь злословия, руководитель к смехотворству, слуга лжи, истребление сердечного умиления, призывание уныния, предтеча сна, расточение внимания, истребление сердечного хранения, охлаждение святой теплоты, помрачение молитвы.

Глава страстей — объедение.

Гордая душа — раба страха.

Плачущий о грехах своих не имеет страха.

Тщеславие — начало, гордость — конец.

Для духа отчаяния дверь — множество грехов, для духа тщеславия — изобилие трудов и всех добродетелей: все может стать основанием для него.

Раздражительность — знак великого возношения.

Судить — похищать сан Божий, осуждать — губить душу свою.

Поскольку верующий человек не мыслит жизни без Церкви, исход из ситуации был более чем очевиден.

 

date
 

1000 примеров достижения цели


Декабрь 2nd, 2015

Книга Г.С. Альтшуллера и И. М. Вёрткина «Как стать гением: жизненная стратегия творческой личности» (Минск, «Беларусь», 1994 г.) написана на основе анализа 1000 биографий творческих личностей, чей вклад в развитие человеческой цивилизации бесспорен. Авторы книги сравнивают процесс достижения цели с этапами шахматной партии: внешние обстоятельства делают свой ход, а творческая личность — свой. Примеры из биографий конкретных исторических личностей вы сможете найти самостоятельно в этой, пожалуй, самой мотивирующей к творчеству книге. Предлагаем полистать. Подробности партии — по ссылкам.

Дебют

Преодоление начальных препятствий: слабого школьного образования, бедности, непонимания окружающих. Поиски необходимой информации, самообразование. Самомотивация, краткосрочное и стратегическое планирование. Игнорирование массовой культуры и потребительских идеалов, соблюдение личного распорядка дня. Одиночество: «Награда за творчество — само творчество». Поиск единомышленников. И постоянная работа по достижению цели.

Миттельшпиль

Выбор такой работы по найму, которая оставляет время для творчества. Характер крепнет в борьбе с бытовой рутиной и интригами. Потребности ограничиваются, а возможности карьерного роста игнорируются. Изучаются иностранные языки для получения новых знаний. Неудачные попытки внедрения первых результатов, опасность их кражи или фальсификации нейтрализуются созданием «бэкапов», а также публикациями и созданием прототипа за рубежом. Шумная сенсация вокруг несуществующих возможностей достигнутого результата опровергается, а «черный PR», направленный против творца, компенсируется его упорным бескорыстным трудом.

Создается коллектив единомышленников. Результат внедряется и появляются деньги, но работа продолжается – теперь над целью более высокого порядка, иначе «синдром Мартина Идена» гарантирован. Часть коллег отсеивается и коллектив трансформируется в школу — научную или творческую. Попыткам присвоить результаты можно противопоставить более ранние приоритетные публикации, порче и распаду школы — воспитание лучших учеников, а соперничеству — здоровую конкуренцию.

Эндшпиль

Работа на цель высшего, третьего порядка, а также разработка системы целей. Возникновение движения — совокупности школ. Достижение принципиально новых результатов. Публикация книг и продолжение интенсивной работы. Раскол движения и потеря ценных кадров. Высшие иерархи социума и их идеологи начинают травлю при поддержке тех, кто ещё вчера был сторонником творческой личности. Травмы, болезни. На всё это — один ответ: интенсивная работа и постоянное самосовершенствование. Ввиду грозящей расправы — публикация объективного отчёта о проделанной работе.

Постэндшпиль

Такого термина в шахматах нет. Потому что партия уже закончилась, фигуры сложены, гроссмейстеры и публика разошлись. Но Дело — живёт. Развивается. Трансформируется. И не всегда так, как хотел бы его основатель. Который в процессе достижения своей цели стал другим человеком.

Шах — ещё не мат

Многие известные творческие личности прошли невероятно трудный путь к цели. Некоторые примеры, кажется, находятся за гранью возможного. Но великими этих людей называют не поэтому. Если бы не их достижения, наша жизнь была бы совершенно иной.

Сегодня обстоятельства благоприятнее — существуют бизнес-инкубаторы и стартап-акселераторы, которых в России на 2013 год насчитывалось 172 по версии Фонда развития интернет-инициатив. Однако общие закономерности в целом остаются неизменными: за творчество приходится платить. И всегда находятся первопроходцы, для которых преград не существует. Потому что их работа — это их удовольствие. И они всегда помнят: шах — ещё не мат.

 

Источники:

 

  • материалы Портала VIKENT.RU;
  • Альтшуллер Г. С., Вёрткин И. М., Как стать гением: жизненная стратегия творческой личности, Минск, «Беларусь», 1994 г.
date
 

Мечта


Ноябрь 26th, 2015

Прошлое

Мечта стать писателем так близка к воплощению: садись и пиши. И я садился и писал. Шли годы. Сменялись профессии, увлечения, рубашки, знакомые… Вода утекала. Свеча горела – иногда. Мечта сесть за стол и творить новый мир оставалась – и звала. Манила. Увлекала. Раззадоривала. И это происходило – снова и снова. Мечта стать писателем не умирает, воплощаясь. Она становится сильнее.

Настоящее

Ночь. Я снова догнал мою мечту и мы кружимся в танце, который придумываем вместе в этот «час быка». Танец этот – и новый, и родной. И мучительный, и радостный. И трудный, и невесомый. И мечта вместе со мной становится чуть-чуть другой. Оставаясь прежней. И мы смотрим друг на друга, как в зеркало. Не знаю, кого видит она. Я вижу себя.

Будущее

«Послушай, мечта, мы ведь с тобой – навсегда?»

Она молчит и улыбается.

И мы – живем!

 

Примечание: этот тестовый текст имеет 9,5 баллов по шкале Главреда.

 

 

 

 

date
 

Призыв, Слово, освящение, Церковь, путь


Ноябрь 12th, 2015

Призыв

Зачем ты живешь? Ты делаешь умное лицо, совершаешь благородные поступки и произносишь правильные слова, а сзади медленно, но неотвратимо надвигается ад.

«Блаженны не видевшие и уверовавшие, ступившие за край, и пойманные рукой Твоей».

У Малевича – черный квадрат, у меня – чистый лист.

Кричи к Нему, пока не поздно – и Он услышит, и спасет! Когда будет поздно, твой крик не станет мостом через пропасть (Лк 13,26).

Иисус Своей смертью попрал смерть, а мы своими смертями только утверждаем ее власть над нами. «Поэтому в Твоей смерти, Иисус, жизнь вечная, а в наших – конец жизни преходящей». Поэтому всех так впечатляет смерть, а не жизнь.

Если ты благороден, честен, порядочен, то кому ты обязан всем этим – силой воли, талантом, умом и великодушием? Неужели – только самому себе? Что ты имеешь, чего бы не получил – от рождения через воспитание и учебу – в течение всей жизни? А если получил (и продолжаешь получать!), то заслуга твоя лишь в том, что ты не бросил полученное под ноги. 1 Кор 4,7.

 

Слово

Пс 120,8: «отныне и вовек» – хорошее начало хорошей вечности.

Склонность к оккультизму – подавленная, неизжитая или скрытая, порождает законничество – явное.

Пр 4,20-23: «словам внимай… храни их внутри сердца… ибо они – жизнь… и храни серце, ибо из него – источники жизни». Насколько всё взаимоувязано и переплетено – слово, сердце, жизнь: нить втрое скрученная, Ек 4,12.

2Цар 6,20: во-первых, Мелхола произнесла ложь – Давид обнажился не как «пустой», не от нечего делать или по глупости, но – от полноты чувств к Господу; во-вторых, назвавший ближнего своего «рака» подлежит синедриону, Мф 5,22.

Иов был реально крут: Иов 29, 16-25. Не следует по поводу и без повода пытаться играть роль Иова. Очень часто это делают те, кто не хочет принимать обличения.

Ин 21,23: Апостол Иоанн пребыл, чтобы Иисус дал ему Откровение.

 

Освящение

Украсть всегда дороже, чем заработать.

Да, Он бросил твои грехи за хребет Свой и забыл о них (Ис 38,17). Не напоминай Ему о них, повторяя их.

Всегда стыдно за свои эмоциональные реакции, как за нечаянную наготу.

Если земледельцы – потомки Каина фигурально, то их обидчикам отмстится всемеро – буквально.

«Любящий и делающий неправду», Откр 22,15: ситуация не имеет исхода, пациент безнадежен, в отличие от тех, которые делают, не любя, и любят, не делая.

Слова «если праведность ваша не превзойдет праведности фарисеев и книжников, не войдете в Царство Божье», Мф 5,20 – это смертный приговор очень многим христианам. Неужели не настораживают они? Или – сделать вид, что забыл, и грешить? Но Слово Его пребывает вовек. А отвергающий Слово будет отвергнут сам.

Реквием по греху: высокий приговор.

После освобождения (исцеления, избавления) от греха (болезни), к которой привык (прирос) за годы жизни, возникает зияющая пустота, требующая наполнения, как вакуум. И наполнять ее следует Божьим присутствием, в котором получаешь откровение, чем именно наполнить такую пустоту – каким делом и/или призванием.

Избавиться от греха можно лишь избавившись от людей этого греха. Грех – это люди. Люди – это грех. Грех разделяет – всех и всегда. Но и Слово – разделяет до разделения души и духа. Удались от людей, с которыми разделял грех, и ты поймешь, что он не такой уж притягательный и власть его слаба. «Земное, душевное, бесовское» – ты ведь помнишь Иак 3,15.

Мочи своего ветхого Адама, иначе он замочит тебя.

Жертва Богу – дух сокрушенный. Сколько закоренелых беззаконников жертвуют на церковь и даже строят храмы. Но отказаться от греха – нет. Жертва Богу – дух сокрушенный, а не деньги, которые ты готов отдать за то, чтобы не оставлять свои любимые грехи. Но именно они – истинная жертва.

Почему пост трудно держать? Молитвы мало. Почему молитва суха? Поста нет.

Условие для того, чтобы войти в духовный покой – совершить необходимую для этого духовную работу. Исцеление сердца являет плоды с течением времени. «Исцеление твое скоро возрастет», Ис 58,8: о чем это? О сердце, о внутреннем человеке.

 

Церковь

Хочешь «расшевелить» жениха? Оскорби его невесту. Хочешь проблем на голову – свою и детей своих? Начни порочить Церковь Христову.

Некоторые современные церковные служители ориентируются на западные ценности. Однако Библия насаждает патриархальное, общинное сознание, а запад – атомизированное, разобщенное. Взаимоисключающие тенденции могут разделить церкви, поскольку каждому из прихожан придется делать выбор. И этот процесс уже начинается. И у многих, как мы видим, уже не хватает сил выбрать Божье. Только искренность – прежде всего, с самим собой – поможет сохранить веру.

Твоя церковь та, в которой твоя вера растет, дух питается, познание Господа и путей Его углубляется, а твои откровения подтверждаются проповедями пастора.

Нельзя переносить на служителей и их служение мирские подходы и понятия, даже безусловно верные. Ибо Царство Божье – не от мира сего.

 

Путь

Совершенная воля Божья – то, что уже совершилось или в будущем совершится в твоей жизни: достойные цели, творческая работа, приличная оплата, свободное время для служения ближнему.

«Ты все делаешь вовремя, даже если нам кажется, что Ты опаздываешь или медлишь. И даже промедление Твое во благо, ибо учит долготерпению».

Все, что нас восхищает в этом мире, распределено в пространстве и во времени. Слава Божья в Царстве Небесном – это все, сразу и всегда.

Служить Богу можно только доброй совестью, ибо зачем Ему служитель, рискующий потерпеть кораблекрушение в вере. 1Тим 1,19; Евр 13,18; 1Пет 3,21. Совесть – индикатор цельности, отсюда – целомудрие. Грех вносит разделение прежде всего в самого человека, в его внутреннюю суть.

Важно не только, с кем ты взаимодействуешь, но и характер вашего взаимодействия – что вы отдаете друг другу и что принимаете.

Пожалуй, спасение только в этом: 1 Фес 5,17. Непрерывно.

«Когда Ты со мною рядом, больше ничего не надо».

Мф 13,57; Мк 6,4; Лк 4,24; Ин 4,44: «отечество» – это земное прошлое. Это друзья, с которыми грешил всю свою нераскаянную жизнь. Это оно – тянущее грузом на дно «отечество». Домашние. Друзья. Прошлое – это всегда «отечество». Поэтому пророчество – невозможно, поскольку «отечество» и вера – несовместимы, «отечество» – от мира сего, а пророк – спикер Царства Небесного. Остается только одно – исход. И ты отдаешь себе отчет, кто захочет принять тебя как пророка, а кто – никогда. Ты знаешь это, как дважды-два!

Когда тебе чего-то хочется и ты не можешь понять, чего именно, это означает, что в твоей жизни не хватает Духа Святого.

«Дело рук Твоих – услада моя».

«В Твоем присутствии сердца растворяются и сливаются в едином потоке славы».

Смысл жертвы? В жертве. Тогда это жертва. Если же смысл в воздаянии, тогда это сделка.

Не важно, как ты учился, важно, как воюешь. Высшее мастерство – побеждать без боя. Учись!

 

 

date
 

Насущное


Сентябрь 29th, 2015

Время грузить балласт и время сбрасывать его – и взмывать в небеса! Настоящая высота – когда ты не карабкаешься, а паришь! Ек 3,5; Ис 40,31.

Когда двое согласятся, ничто не помешает. Особенно, если эти двое – Он и ты. «Две глубины – Твоя и моя – да проникнут друг в друга».

«Мы – разные и изменчивые, а Ты – Единый и вовеки – Тот же. Ты – за всех, а все – друг против друга. Тебе не позавидуешь». В любом человеке всегда есть нечто большее, чем можем увидеть мы, – то, что видит Он. Знание глубин человеческих сердец – бремя, посильное только Богу, всемогущему и вечному. Но есть в этом знании переход от количества к качеству – и не оттого ли бремя Его легко, а иго – благо? Мф 11,30

Не кради – в том числе и время ближнего своего. И не взваливай на других бремя своих ложных откровений.

«Каким судом судите, таким будете судимы», Мф 7,2. Употребляя слово «религия» в негативном смысле, очень скоро, сами не замечая того, впадают в тот же грех, в котором обвиняют других. Тому, кто живет по благодати, нет нужды доказывать себе и другим, что он не под законом. Самое страшное – потерять страх Божий: брат, это не «земля», это «фаза»!

«Слава Тебе за Твой путь, озаренный Твоей истиной и ведущий в Твою вечную жизнь. Слава Тебе за мосты, сожженные Твоим огнем». И вся земля да наполнится славой Господа, живущего во мне. Слава Божья пребывает вовек и пребывающий во славе Его – вовек пребудет.

«Не в слове, а в силе» (1Кор 4,20), поэтому «слова твои да будут немноги» (Ек 5,1), ибо в многословии растрачиваешь силу. Не позволяй воде пустословия угашать огонь Слова. Поэтому «врата ада» – это и уста человеческие, через которые говорят бесы.

Надежда субъективна, вера имеет объективное основание. Если надежда умирает последней, то вера не умирает никогда – если это вера. И – пусть не во благо, но – да исполнится Писание!

Связь между «не мечтайте о себе» (Рим 12,16) и «Бог творит все новое» (Откр 21,5): все мечты – на основе известного, т.е. ведут в тупик. Выражение «о таком я и мечтать не мог» говорит о действительно новом! Именно такое творит Бог, поэтому мечтать смысла нет, это – потерянное время. А дни лукавы…

Спящий и мертвый: неуловимо, но достаточно… Если тебя не только сочли умершим, но и похоронили, помни о Лазаре: Иисус может всё – Воскрешающий Воскресший.

Прошлое – неизменно и незыблемо, как камень. Хочешь стать каменным столбом? Живи прошлым, как жена Лота. Однако, когда мы взираем на пройденый путь, мы понимаем, как мало сделали мы и как много сделал Он. «Напомни – и наполни!» Быт 19,26; Вт 8,2; Ис 51,1.

Бог устанавливает правила для людей, но для Него Самого правил не существует: рамки Писания безмерны и Бог может поступать непредсказуемо – в этих рамках. Ис 28,13

«Заповедь на заповедь» (Ис 28,13): нарушать одну заповедь, повинуясь другой. Бесконечные споры «по Писанию», порожденные грехом любопрения… Манипуляции с помощью вырванных из контекста стихов Библии… Бог знает, что человек сделает так, как хочет сам. Но ему придется заплатить за это цену, которая известна только Господу. За мир не нужно бороться, его не нужно нарушать.

Ошибается утверждающий, что познал истину, ибо процесс этот непрерывный и бесконечный. Искать, находить и продолжать искать, ибо найденное – это уже не Тот, Кто творит все новое. «Я никогда не пойму Тебя. И я буду понимать Тебя всю жизнь. И всю вечность». Слишком многие не понимают, что значит «не понимать Тебя»…

date
 

Молитва


Сентябрь 2nd, 2015

«Каждое слово нашей молитвы может оказаться последним. Слава Тебе за это понимание, дающее правильное отношение к жизни, которая может закончиться в любой момент. По милости Твоей жизнь не заканчивается, она длится день за днем, год за годом. Эти годы проходят и их уже не вернешь. Каждый день проходит и он неповторим, он исчезает и больше не придет никогда. Никогда не исправишь то, что было там, в этом сегодняшнем, в этом уже вчерашнем дне. Это – навсегда. Даруй помнить, что каждое слово наше – навсегда, каждая наша мысль – навсегда, она пришла и ушла, и она запечатлилась, и ее уже никогда не изменишь. И не отменишь».

«Для нас каждый день – решающий. Ты сказал: «Не ведаете дня и часа, когда придет Иисус Господь судить живых и мертвых». Поэтому каждый день – решающий. Ты сказал: «Бодрствуйте во всякий час и молитесь». И я благодарю Тебя, Бог мой, за то, что мы можем делать это, за то, что я могу делать это сейчас во славу Твою, во имя Твое, Господь, совершать эту молитву и бодрствовать, стоя в молитве. И это – решающая молитва, ибо каждая молитва – решающая. Каждая молитва может оказаться последней, каждое слово может оказаться последним. Поэтому это должно быть настоящим, выстраданным, огненным словом! Это должно быть полным искренности, от всей глубины сердца человеческого – словом к Господу Богу нашему».

Три пункта для отсечения отвлекающих моментов на молитве: осознавание смысла своих слов, ожидание ответа от Господа в собственном сердце (или – слушание тишины, в которой должно прозвучать слово), и фокусировка на Слове – обетованиях, подкреплении твоих слов тем, что записано в Библии, их подтверждении. Размышлять – это молиться «с оглядкой» на Слово. Эти три пункта одинаковы, независимо от того, читаешь ли ты, или пишешь, или молишься на языках, однако в последнем случае ты фокусируешься на истолковании языков – ожидании истолкования или дерзновении в истолковании, ты как бы бросаешься в воду и плывешь… то есть, говоришь то, что хочется сказать умом после нескольких фраз духом (1Кор 14,15).

Пусть этот час, во время которого моя плоть могла бы наслаждаться сновидениями, будет отдан на жертвенник Господень: воздаяние всегда превосходит ожидания!

«Радуется сердце Твое, Господь, когда поднимаются дети Твои, когда побеждают, когда славят Тебя делами своими, а не только устами!»

«Научи меня приводить человеческое на колени перед Божьим, мое – перед Твоим».

date