Две Маслины » 2014 » Май

Архив на месяц Май, 2014

Молитва


Май 19th, 2014

Как только мы начинаем ходатайствовать за других, нам становится хуже. Кто не сталкивался с этим? Это означает, что время начаться суду с дома Божьего. Это означает, что пора меняться нам самим.

Стоишь, ибо сердце сжимается от страха. «Потечешь», когда расширится от любви. 2Кор 6,12; Пс 118,32.

Бог хочет быть Званым. И, конечно, Избранным.

«Приблизилось» Царство Божье или «наступило»? В сердце (внутри нас) оно уже наступило, поэтому к остальным – приблизилось. «Да придет Царствие Твое» через молитву и дела изнутри распространяясь вовне. Мф 3,2; Мф 4,17; Мф 10,7; Мк 1,15; Лк 10,9,11.

«Ты думаешь, о чем молиться? Открой уста свои и Я наполню их!»

Только Бог может сказать – ласково, спокойно, любя: «Ты думаешь только о себе. Ты эгоистичен, ленив, развращен, ты лжив и неверен. Но я люблю тебя. И хочу, чтобы ты стал другим».

Не хочешь делать втайне – не будешь делать вообще.

«В этом физическом мире Ты действуешь настолько совершенно, насколько позволяет сама природа этого физического мира. Этим Ты учишь нас использовать любой материал, любую ситуацию, любую среду на все 100% возможностей, предоставляемых ею».

Священное вдохновение орудия воли Творца своего.

Молись до пота. Молись до хрипоты. Если ты действительно хочешь того, о чем молишься.

«Благодарю Тебя за то, что сегодня на этом месте был Ты и есть Ты, и будешь Ты».

«Слава Тебе за Твой гнев, слава Тебе за Твою милость. Слава Тебе, сердце чистое творящий во мне.

«Иешуа, я верю Тебе одному больше, чем всем остальным вместе взятым».

«Прожигающие сердца слова, прожигающие сердца насквозь – такие слова дай мне, Господь!»

Есть люди, которые так близко подошли к Богу, Который есть огонь поядающий, что пламя опалило их и они стали сосудами, обожженными в горниле Божьем, уже не раскисающими, пригодными для хранения драгоценного содержимого.

Каждое утро открывай свое сердце Духу Святому, как проветривают комнату. Делай – и увидишь, что будет происходить в твоей жизни.

Бог (мужское начало) оплодотворяет, «сходит», «осеняет», дает идею; человек (женское начало) вынашивает и рождает. Причем, оба – и Бог, и человек, получая наслаждение в момент слияния (молитва), несут ответственность за рождаемое. Бог – как Отец, и человек – как мать. Духовный да разумеет.

«Не бойся обид на тебя. Бойся обид твоих».

Время молчать и время говорить. Ек 3,7

Проговаривая на молитве – избавляешься.

«Слава Тебе за всё». Это – слова веры, поскольку мы не знаем всего, но – славим. Придет время – и мы узнаем, и уже не спросим Его ни о чем. Ибо большинство Его благодеяний нам неизвестны и узнаем мы о них в конце времен. Великий Неизвестный, творящий благодеяния всем, не подписываясь именем Своим, которое для многих так и останется неизвестным. Разве это не основание для прославления Его: неведомые опасности, от которых избавляет и благословения, воспринимаемые как должное, благословения, которых не замечаешь, как воздуха, которым дышишь.

Поднимешься, поднимая другого. Исцелишься, постясь и молясь за исцеление другого. Спасешься, спасая других.

Пока в твоей жизни есть любимый грех, от которого не хочешь отказаться, каждое слово твоей молитвы – это ложь, ложь, ложь.

Просто ты умел молиться, как никто другой.

«Ничего и никого между Мной и тобой. Лишь ты и Я. Я и ты».

Будь парфюмером для Господа твоего!

Прославление и поклонение – это «Альфа» и «Омега», начало и конец: с этого на земле начинается богослужение, а на небесах всё завершается этим.

Пей из своего колодца, который Бог дал тебе, и будет «крыша» твоя на месте своем.

Соф 3,17: Он радуется о тебе, потому что выкупил тебя, заплатив цену и ты – Ему воздаяние, ты – ответ. И поэтому Он поет о тебе. Думая о тебе, Он ликует и восклицает! Войди в радость Господа твоего.

Я просто не имею права бояться человека, кем бы он ни был, перед лицом Господа моего.

date
 

Дежурный по стране от 5 мая 2014 года


Май 6th, 2014

Михаил Михайлович Жванецкий читает свои произведения.

 

Каждому голосу — свой оптимизм: этому — крики «а ну, давай», этому — шепот: «а ну, возьми».
Тому — бег по лужам, поцелуй, танец, этому — книга, телефон, кровать, насмешка.
Тому — водка, табак, штанга, девушка, этому — костюм, колено, юмор, ресторан.
Вот так, степ-бай-степ, от венеролога к урологу, от бега до продвижения, от запаха до аромата, от любви до дружбы, от именин до юбилея, от рассказа до предисловия, от ощущения счастья до великолепного описания его.

 

Автобиография

Институт инженеров морского флота, затем одесский порт, и, как естественное продолжение — театр Райкина, где мы с Народным артистом СССР, Героем Социалистического Труда, Лауреатом Ленинской премии продолжали решение некоторых производственных задач. На наших глазах рождались шедевры. Мы 7 лет работали у Аркадия Исааковича и если в нас есть что-то хорошее, то это — школа. Школа прежде всего — труда, а не ожидания. Работать — во время отдыха, работать — лежа, работать — сидя, работать — подъезжая, работать — отъезжая, работать — болея, работать — засыпая и просыпаясь, и не участвовать в этой хренотени, которая была тогда — в виде съездов, сегодня — в виде тусовок, на съезде — слушать ведущего, в тусовке — слушать ведущих: сидишь в этом мусоре слов и ждешь перерыва, и ждешь, чтобы опять, наконец, работать.

 

Дар

Это дар тебе — от Бога. Ты себя им можешь поддерживать и защищать. Он освежает тебя. Он вылечивает тебя. Он делает тебя независимым. Я не знаю, заслужил ли ты его. Все, что ты приобрел и достиг, не стоит того, что имеешь с детства. Через тебя говорят с людьми. Тебе повезло, ты сам радуешься тому, что говоришь. Ты понятен почти каждому. А кто не понимает, то чувствует — и чувствует, что не понимает. Перестань переживать и сравнивать себя, или — переживай и сравнивай. Ты и сравниваешь, потому что не понимаешь дара. И не понимай. Как ты проклинаешь свою мнительность, впечатлительность, обидчивость, как ты проклинаешь себя за вечно пылающее нутро, эту топку, где мгновенно сгорают все хвалы и долго горят плохие слова. Как ты проклинаешь память, что оставляет плохое, как ты проклинаешь свое злопамятство, свой ужас от лжи. Ты не можешь простить малую фальшь и неправду, а как людям обойтись без нее, — ты ж сам без нее не обходишься! Как неприятен ты в своих нотациях и поучениях, и как сражен наповал ответным поучением. Как ты труслив в процессе и неожидано спокоен у результата. Как ненавистно тебе то, что ты видишь в зеркале. Ты все время занят собой, ты копаешь внутри и не можешь перекопать. Существует то, что волнует тебя и те, кто волнуют тебя — ты так занят этим, что потерял весь мир. Ты видишь себя со стороны. Ты слышишь себя со стороны. Ты неприятен окружающим, которым достается результат этой борьбы. Ты внимателен только к тому, что нужно тебе. Ты вылавливаешь чужую фразу или мысль и не можешь объяснить себе, почему именно ее. Как гончая, как наркоман, как алкаш — ты чуешь запах чьей-то мысли и ничего не можешь объяснить. Ты молчалив и ничтожен за столом. Все охотятся за тобой, а ты охотишься за каждым. Но ты — профессионал. Они не подозревают, что твои одежды шиты из их лоскутьев. К тебе невозможно приспособиться, потому что ты одновременно приспосабливаешься сам. И этого требуешь, и это ненавидишь. Ты издеваешься над глупостью, над жадностью, — а кто тебе сказал, что это — они? Кто может существовать без них? Ты их распознаешь по своему подобию. Ты передразниваешь манеру собеседника вслух, делая его врагом. Ты уверен, что разгадываешь обман, и от этого обманут и бит сто раз на дню. Тебе забили рот простым комплиментом и всучили, что хотели, не зная, что из всех этих несчастий выгоду извлекаешь ты. Весь этот ужас дает тебе возможность писать и волновать других. Весь этот ужас люди называют талантом. Весь этот ужас переходит в буквы, представляешь? Просто переходит в буквы, которые передают только то, что могут, и вызывают ответы. Хорошие сгорают мгновенно, плохие горят долго, сохраняя жар в топке, называемой душой.

date